Она умирала

Прошло 13 лет. Так рыдать, как тогда в больнице, я больше не смогу. Хотя  моя жизнь в XXI веке — это сплошные потери.


Сотовых телефон в тот год еще не было. Позвонила мне сестренка по домашнему. Мама серьезно заболела. Она сама случайно узнала. Ни отец, ни ее сын, что жил у бабушки, не сказали, что пять дней назад маму увезли на скорой в больницу.

Тех, к кому никто не приходит, кладут в так называемую бичевскую палату. Позже я там побывала, помогая санитарочке поднять больную с пола. Это 18 кроватей, накрытых медицинской клеенкой. На них лежат женщины, мужчины в одних памперсах. Ни тумбочек, ни одеял, ни постельного белья. Вот из такой казармы, после первого посещения сестренкой, маму перевели в нормальную общую палату.

Мама ушла на пенсию в 60 лет. Дома постоянно что-то терла. Жаловалась на пыль в панельной пятиэтажке. Жили они с отцом в 40 километрах от меня. Визитами мы друг друга не баловали. Только летом  мы с мужем и детьми приезжали к родителям на дачу, помогать и погостить. Перевезти что-нибудь на машине.

Мама особо на здоровье не жаловалась. Только говорила, что стала задыхаться. В больницу идти не хотела. Я подозреваю, что у меня. Так она говорила.

Сестренка застала маму тогда, когда она стала опять подниматься с постели. Пришла к ней в палату, а мамы нет. Она оказывается на трясущихся ногах доплелась до ванной комнаты, постирать свои трусишки. В больнице маме исполнился 71 год. 

Оказалась запущенная пневмония. У нее откачали много жидкости, стали ставить уколы и капельницы. “Хорошо, что мы есть друг у друга”, — так говорили мы с сестренкой. Ездили в маме по очереди. Я за 40 километров, она за 10. Накупили мамочке нового белья, переодели. 

Спустя неделю ей стало хуже. Она уже не садилась на кровати, совсем ослабла. А дома с больным сердцем лежал отец. Мы боялись что-либо ему говорить Но он почувствовал и однажды, за три дня до ее смерти, пришел к ней в больницу.

В последний день, по распоряжению старшей медсестры, я перевезла маму из общей палаты в отдельную, где она должна была умереть. Держалась как могла. Выходила на лестничную площадку и рыдала навзрыд. Вечером меня сменила сестренка. Ночью мамы не стало. 

Вот уже два года не была у родителей на кладбище. Ноги мои ходят плохо. Но в мыслях я всегда с мамой и папой. 


Поделиться ссылкой:

Обновлено: 15.12.2019 — 00:36
  1. Дай Всевышний сил и терпения перенести все потери, которые нам суждены...

    1. Хамсат, спасибо за отзыв. Мама — моя первая самая горькая потеря. А потом посыпалось... Горько, но в это жизнь с рождением, процветанием,увяданием и гибелью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *