Особые ситуации: неродные дети, конфликты

Разбирая генограмму, человек учится взрослому подходу к жизни своих предков. Но есть ведь и другой возможный выход из стрессовой ситуации, когда смотришь на дедов глазами еще большего ребенка. Восхититься и унизить себя таким образом... Помните у Т.Шевченко: «Люди, люди не враки, славных прадедов великих правнуки поганые». Это же говорят о себе правнуки. А возможно, что о них ничего неизвестно. Может возникнуть некий комплекс неполноценности по отношению к предкам или мнимому их отсутствию? Давайте разбираться в таких особых ситуациях.

Богатое наследство

Предшествующие поколения сделали для нас очень многое. Они передали нам жизнь, не откусывая ни кусочка. Каждый получает бесценный дар — нашу собственную жизнь из рук родителей целиком. Он может делать с ней все, что считает нужным. Ресурсы, возможности и способности что-то творить унаследовали от предков. Оглядываясь назад на великих людей, мы верим в подарок и можем на него опереться: «Они могли, значит смогу и я. Жизнь пришла от них». Это дает больше сил, возможность крепче стоять на ногах.

«Ну да, им было легко. Они были такие умные, такие красивые, такие большие. Жизнь была другая», — это детская позиция. Они получили, и ты получил жизнь целиком. Попробуй, рискни, воспользуйся своей жизнью. Это самый важный аспект семейной терапии. 

То есть мы получаем сложное богатое наследство от старшего поколения, которым можем пользоваться. И вот как этим распорядимся — дело каждого из нас:

  • Промотать или умножить. 
  • Чувствовать полную зависимость от тех людей, кто жил до нас. И в этом случае индекс независимости будет нулевым. 
  • Попытаться расширить границы собственным присутствием. И будет взлетать индекс до 70 — 90%.

Сказать ребенку, что он приемный

Но ведь есть люди обделенные, которые совсем не знают своей истории. Особенно в нашей стране. Некоторые выросли в детском доме. Это другая семья. Есть люди, которые появились на свет у одних родителей, а продолжили существования у новых мамы и папы — приемные дети. Как они считывают информацию от предыдущих поколений? 

Техника безопасности семейной расстановки такой ситуации в том, чтобы были обозначены его реальные родители. Важно разделить тех, кто дал жизнь, и принять это с уважением, и поблагодарить тех, кто помог ее сохранить. Это разные чувства, способы. 

То, что приемные родители часто скрывают факт усыновления — это неправильно. В большинстве случаев возникает очень тяжелый конфликт, когда подрастает ребенок, который не знает, что мама и папа неродные. В воздухе этой семьи витает и растет напряжение. Приемные родители с тревогой наблюдают за отроком и боятся, что в нем проявятся черты реальных матери и отца. Они внимательно следят, а любит ли он их, как настоящих родителей. 

И эту атмосферу ребенок считывает. У него появляется чувство, что-то тут не так, неправильно: «Я плохой, они меня не любят по какой-то причине. Что-то скрывают». Начинается рост напряжения, тогда отрок испытывает взрослых резким асоциальным поведением или болезнью. Он пробует: «Если я рвану, то как вы поведете. Вы правда меня любите? Вы действительно ко мне расположены?». Если, не дай Бог, такой ребенок нечаянно узнает, что он усыновленный, то самым страшным образом станет на место то, что в мифе плохо было потому, что он приемный. 

Когда мужчина и женщина говорят ребенку: «Да, ты нам не родной, но мы очень хотели тебя. Ты нам дорог. Мы готовы тебя любить». Это прозрачная ситуация: «Меня выбрали и растят. Прекрасно. Буду благодарен им».

Но наш Маугли все равно останется в системе и, будучи приемным, не считает поведение по линии неродных людей. Да, он приобрел расширенную семью, но эмоционально дистанцируется от них. Он не так сильно зависит от посланий чужих по крови родственников. Это знают все, кто имел дело с усыновлением.

Странно. Тут опять возникает роковой вопрос о передаче информации. Мы можем проследить, как ребенок не зная отца, некие биографические факты этого мужчины повторяет в собственной судьбе. А это передача приобретенных признаков.

В этом случае при копировании ситуаций реальной семьи, о них можно будет только догадываться, потому что информации мало или вообще нет. Здесь формируется запрос обществу на создание базы данных первичных матери и отца. Далее детдомовским детям дать материал, с которым, при наступлении зрелости, можно было работать. 

Во Франции сложилась система. Усыновленный ребенок знает об этом. С наступлением совершеннолетия он может обратиться в органы опеки, где по закону и его желанию, обязаны предоставить все данные о семье. «Если надо — бери и делай с этим все, что считаешь нужным». 

Для многих усыновленных детей этот выбор простой. Они говорят: «Мне очень было приятно узнать, что они были. Судьба тех матери и отца сложилась тяжелая. Люди, которые взяли меня, относились по-доброму, любили. Мне этого достаточно. Я не хочу видеть настоящих родителей, не буду их искать». И успокаиваются.

Для кого-то это более сложная история, пытаются найти и увидеть. Это их право. Но в таком случае пользуются сведениями официальных органов.

А если семейная система состоит из сводных братьев и сестер, каждый из которых демонстрирует элементы отсутствующих здесь людей своего клана? Это усиливает напряжение, если персона из предыдущего брака под запретом:

  • Если первая жена — персона нон-гранта, о которой говорят только плохо или вообще не упоминают. А то и скрывают до конца дней своих. 
  • Если предыдущий брак не озвучивается.

Когда говорят, что там не сложилось, сначала были счастливы, потом развалилось. Вот есть ребенок, тогда сводные братья и сестры могут спокойно внутри себя уважать предыдущие браки своих родителей. Тогда черты «чужаков» не будут вызывать отторжения, а спокойно приниматься: «Мы разные».

Движение семейных конфликтов

Родные дети тоже разные. Один транслирует папину линию, другой — мамину. Между ними возникает конфликт, если родители спорят, чей отец лучше.  А две семьи мужа и жены не признали продолжают бодаться и схлестываться, кто из них вожак на семейной площадке. И не допускают молодых супругов на равных в расширенную общую семью. Тут мы видим спустившуюся зону напряжения между старшим поколением на среднее, а затем низшее звено. Конфликт отцов вызвал ожесточенные бои между детьми и внуками.

Системные конфликты сверху спускаются вниз не только в семье, но и на производстве. И тогда с ними ничего нельзя сделать, потому что заряд высоко. Так боевые способы взаимодействия топ-менеджеров сливаются на рядовых сотрудников, которые тоже начинают воевать по образцу начальников. Пока там не разрешат, вы здесь ничего не сделаете. Можете приглашать всех бизнес-консультантов на свете. Рыба гниет с головы.

В семье то же самое. Если в расширенной семье мощный конфликт между двумя группировками жены и мужа, то очень часто он проявится в детях. И они сами не будут понимать причины. Давние тяжелые напряжения между мужем и женой, плохо скрываемые, вдруг поворачивается тем, что старший брат колотит младшего. Давит неимоверно, беспощадно. Когда спрашиваешь старшего:«Зачем ты это делаешь?». Он говорит: «Брат меня раздражает». Напряжение как мячик передалось вниз. 

Спрашиваешь отца: «Вы не хотите поменять в отношениях, а то вы видите, что творится?». Он отвечает: «Дети не знают, что мы ссоримся. И что полгода тому назад уходил от супруги, они тоже не знают. Ему же говорили, что я в командировке». Вы говорите о трансляции оттуда, но дети знают все. Они могут не говорить об этом, не пропускать в сознание, но они это чувствуют. 

Все что происходит на верхних этажах системы, ребенок в силу своей крайне любознательности, контроллера хорошо осознает. Это беспомощное существо, который зависит от взрослых. Живет и здравствует, ест, спит, развивается спокойно, если его величество-семья сохраняет свою целостность. 

Как только она начинает трещать, напрягаться и двигаться, у ребенка возникает паника, усиливается контроль. Поэтому малыш всегда напряженно следит, не разойдутся ли, не разбегутся ли, не исчезнет ли кто-нибудь в семье. Не нарушится ли порядок. 

Всеми способами дите транслирует напряжение:

  • Мама, а где папа? Папа, а где мама?
  • Ка-а-ак заболею; 
  • Ка-а-ак начну третировать братьев и сестер;
  • Ну может быть вы услышите, что происходит? 
  • Вы объединитесь. Вы появитесь вдвоем. 

Такая же трансляция возникает, если в семейных мифах есть истории «Ушел и не вернулся». Супруга очень напряженно контролирует мужа, если знает, что в их роду женщины часто оставались одинокими и очень тяжело растили детей. Сама не замечает, что ждет, когда супруг сбежит.

Составить историю

Важно самостоятельно начертить генограмму: 

  • зафиксировать наиболее значимые для тебя события; 
  • проверить даты рождения;
  • выяснить, что твой дедушка дожил до 90 лет; 
  • узнать, что есть родственники по линии третьего и четвертого его брака;
  • посмотреть какие места для тебя наиболее окрашены, что эмоционально привлекает и задействует.

Иногда вдруг обнаружишь, что перед тобой появилось зеркало.

Люди без психотерапевтов жили, живут и жить будут. Более того — ухитряются излечиваться и вставать на ноги. Помогающая профессия. Со специалистами легче, но можно и самому, но просто труднее. Никому из читателей лишнее зеркало не помешает. Иногда надо посмотреть на себя и увидеть не миф о себе, а реальную личность. А вдруг там увидишь что-то очень интересное, очень важное и сможешь этим пользоваться?

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.